< Главная страница

Евангелие Третьего Завета

Оглавление

    I. Космософия
    II. Сакральная конституция человека
    III. Индивидуальность и время
    IV. Личность и судьба
    V. Гуру и чела
    VI. Аватары и толпа
    VII. Пробуждение и пробуждённые
    VIII. Закон больших чисел
    IX. Человек и ближайшие верхние миры
    X. Человек и ближайшие нижние миры
    XI. Восхождение
    XII. Жизнь как искусство

Евангелие Третьего Завета является Трансляционным скриптом, что значит: лишь ошибки и недочёты в нём принадлежат автору лично. Звукоуловителю оставалось быть только писцом.

Чтение сакральных текстов должно осуществляться нелинейно: не плавное скольжение по глади предложений, но цепкий переход от узла к узлу с исследованием в глубину тоннелей, открывающихся на стыках.

Бог Дух Святой — глубина, и Его Благовестие требует чтения именно по этой оси координат.

Комментарий см. во второй части книги. Там же универсальные эзотерические ключи: Таротный треугольник, Кабалистическое древо, Большой Миротворный круг, — необходимые для понимания текста.


 

ЕВАНГЕЛИЕ ТРЕТЬЕГО ЗАВЕТА

I. Космософия

1. Бог есть.

Это изначальная данность.

Он есть до такой степени, что всё остальное является производным от этого преизбыточного бытия. То есть всё остальное есть только потому, что есть Бог.

Бог создаёт законы и правила, по которым существует это “всё остальное”, Сам оставаясь единственным исключением из них. И будучи к ним ключом.

Эвклидова геометрия — это о Нём; только внутри божественного пространства две параллельные не пересекаются, а сумма углов треугольника равна двум прямым. Но сама Троица состоит из трёх прямых углов, превосходя и это ограничение.

Для Бога нет переда и зада или, образно говоря, у Него нет “спины”.

Для Бога нет левого и правого или, иначе, у Него “обе руки — правые”.

Для Бога нет прошлого и будущего, но только настоящее. Поэтому настоящим во всём сотворённом Мире является Он один, стоящий на своём творении.

Сослагательный залог русского « бы тие» в отношении к Богу неприменим. Бог не “может быть”, Бог YES ть.

2. Бог есть. А вот подлинность человеческого бытия ещё требует доказательств. Несомненно лишь существование человека внутри космических законов, духовное же бытие является результатом становления и работы самосовершенствования. Бог потому и статичен, что совершенен. Мир потому и находится в движении, что стремится этого совершенства достичь. Хочешь жить — умей вертеться. Бытовая пародия не умаляет этой великой космической истины.

3. Бог — в Себе. Но — не для Себя. Совершенство не позволяет. Бог — Творец по определению. Творчество есть высший космический принцип; оно противоположно энтропии, то есть взаимной нейтрализации противоположностей дуальной структуры Мира.

4. Выход из пралайи (сна) Абсолюта-Единого (Парабрахмана) уже означает начало акта творения Мира.

Абсолют изымает из Себя — без утраты целостности и полноты — Проявленное Первобожество, как бы создавая своё отражение в зеркале Ничто (пограничье вакуума). Это и есть Пантократор-Вседержитель, будущий Отец всего сущего и Творец Вселенной.

Отец выделяет из Себя Оппозит-Дополнение, будущую Мать Мира, Женское начало, передавая Ему часть своих полномочий, а именно динамические характеристики. В пределах дуэтного единства сохраняется плеромная полнота.

Взаимодействуя в аспекте чистого творчества, Отец и Мать порождают Божественного Сына (Логос), динамический аналог Управителя Вселенной.

5. Бог Отец творит мир помышлением. Помышление и есть Мать Мира, София Премудрость Божия. Иначе: Дух Божий, Ветер Творения.

Их общий Сын — Слово-Логос. Посему В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.

Зачин Евангелия от Иоанна — это откровение орденское, трансцендентное остальному христианскому Канону.

6. Развернув трилистник первотворения-самораскрытия, Проявленное Божество достигло структурной полноты для мультипликации миров Вселенной разной степени оплотнения.

Материальная часть Вселенной принадлежит Матери Мира, Великой Матрице; Ей же, Духу Святому, подчинена и духовная часть Вселенной. Понятия «часть», «половина» в сфере божественного означают только аспекты рассмотрения, не более того.

Мать и Сын, исчерпывая геометрию треугольности, содержат в своих двух прямых углах парящего над Ними в зените Отца; будучи истоком всего сотворённого Мира, Он полагает Себя на его парадоксальном пограничье.

7. Троица есть феномен триипостасности: Отец являет собой Ипостась статическую, а Мать и Сын — динамические. И это — фундаментально, ибо если бы все три Ипостаси были подвижны, то структура в целом была бы неисследима.

Динамизм Вселенной доступен для понимания только потому, что человек — богоподобен.

8. Рождение Сына раздвинуло понятие плеромной полноты до суммы трёх Ипостасей, и сделано это было с дальним прицелом.

Логос, представляя полномочно волю Отца, бесконечно эманирует в созидаемый Матерью космос, образуя центры обитания космической жизни, опекая их и управляя ими.

Если Бог Отец творит мир помышлением, то Мать Мира, София Премудрость Божия, созидает его теплом своих крыл. Поэтому крылья Софии — огненны.

9. София Премудрость рождает Логос. Логос на всех эманативных уровнях, во всех участках Вселенной — всегда полноценное Слово Божие, сгусток креативной силы Творца и Его властных полномочий.

В отличие от Мысли, Логос-Голос — Звук (фон), а звук магичен по сути. Логос и есть абсолютный Маг Творения. Естественно, что магизм Его проявляется только по сю сторону бытия.

10. Триипостасное Божество, знаменуя полярный принцип Вселенной, порождает двух сыновей: старшего — Светоносца-Люцифера и младшего — Метатрона-Свет. По Ним камертонно напрягается двухполюсная энергетика Универсума, становящегося драматическим в силу разнозаряженности его половин.

Так возникает космос — зримая красота Мира.

11. Троичное Божество — это резервуар бесконечной любви Ипостасей друг к другу. Воистину, Бог есть любовь.

Разогнанная, как в циклотроне, любовь эта выплёскивается в мировое пространство навстречу сотворённому Им космосу. И космос купается в океане любви.

12. Закон: Творение всегда последовательно.

13. Космос творится как ансамбль миров, гирлянда галактик, пунктуация звёзд и планет.

Вселенная — односторонний объект, нечто вроде ленты Мёбиуса, длинной и перепутанной в мировом пространстве. Плоскостная форма галактик даёт некоторую возможность проследить сгущённые участки этой божественной ленты, амбивалентной в семантике пары имманентное / трансцендентное. Односторонность Вселенной соотнесена с односторонностью Творца, Единственного Наблюдателя сотворённого Мира.

14. Не Бог положен во Вселенной, а Вселенная положена “вокруг” Него, вместе с тем не она Его окружает, а Он её. Таков феномен мёбиусности, который носит направленно крупномасштабный характер.

Масштабность вообще принципиальна в Универсуме: меч в миниатюре уже зубочистка; в габаритах Вселенной контраст ещё более разителен.

15. Творя Вселенную, Бог не только умаляет Себя и ограничивает свою свободу, но и кладёт предел своему всезнанию разработкой лишь правил игры, оставляя до конкретики осуществления всё вариативное разнообразие каждой отдельной партии.

Сюда относятся свобода человека и его судьба, которые только заданы, но не даны как осуществление.

16. Единственность наблюдателя исключает альтернативную точку зрения на Творение, хотя верно и обратное: единственно возможная точка зрения на сотворённый Мир — в силу его совершенства — исключает альтернативного наблюдателя.

Альтернативного, но не второго. Самоограничение Творца требует поделиться с кем-нибудь соображениями, разделить восторг от результата («И увидел Бог, что это хорошо») и объединиться в любви к Произведению.

Так возникает идея творения человека.

17. Сложность заключалась в том, что создаваемый не должен был стать в полной мере сторонним наблюдателем и при этом получить достаточную самостоятельность, чтобы быть вторым. Все промежуточные варианты сразу отпали; органичным оказался тот, где внутреннее подобие Создателю было максимально близким, в противоположность внешнему, агрегатно соответствующему материальной периферии Мира. Только будучи положен на пограничье Высшего и Низшего миров, человек обрёл в отношении к своему неочевидному (экранированному) Творцу свободу выбора: искать или не искать, нуждаться в Нём или… — выбора, то есть любви. Из всего Высшего Мира, включая и Иерархию над, человек единственный имеет возможность возгордиться, умыслить на своего Создателя, восстать против Него. Зато и возлюбить Творца до самозабвения из всего Мира Разумности способен лишь человек. «Ибо, — как говорит Достоевский, — …через большое горнило сомнений моя осанна прошла» (курсив Достоевского).

Так что человеческое богоподобие — не столько благотворительность Бога, сколько “технологическая необходимость”: создавая существо, Себе подобное, Он избег в Небесах супротивности, образовав во Вселенной как бы свой “филиал”. Наблюдателей стало вроде бы двое, а точка зрения осталась одна.

Сей “кунштюк” потребовал от Творца бесконечного в нём участия, постоянной энергетической подпитки и нравственной корректировки. Ибо хрупкая “мыслящая плесень”, равная пониманием самому Вседержителю, —величайший парадокс беспредельной Живой Вселенной.

Оксюморон “ангел в рубище” — всего лишь точное описание человека. А химерическое “богочеловек” вошло на Земле в языковое обыкновение; будто невероятное соединение смертности и бессмертия уже ни у кого не вызывает логического столбняка.

Итак, богоподобие человека в каком-то смысле мера вынужденная, но принцип noblesse oblige недаром стал знаменем благородства: он имеет божественное происхождение.

Мы же, люди, получили от Неба такой поразительный дар, что нам, до сих пор остающимся частью биологического мира, он отчасти даже мешает. Мешает опуститься на дно изначального звероподобия, деспотически властвовать над всем остальным на Земле, решать свои делишки, не соотносясь с целым Мироздания.

Но и Бог, создав Себе беспокойное соседство и озадачив Себя хлопотами по присмотру и управлению подопечным, получил взамен (в лучших экземплярах) адекватного собеседника и вдохновенного сотворца.

18. Космос сотворён по образу и подобию Божьему. По образу и подобию Божьему сотворён и человек, именуемый малым космосом, микрокосмом. Оба они, большой и малый космос, равно богоподобны.

Достоинство человека подтверждается величием космоса, а разумность космоса — высшим ментальным статусом человека. Бог, Космос и Человек взаимно рефлектируют и отражаются друг в друге.

19. Всё проявляется только божественным светом.

Звук-свет-мысль — таковы три градации энергии-скорости Вселенной.

Материя имеет различную плотность.

Бог вездесущ, однако Он в разной степени экранирован для воспринимающей Его одушевлённой материи. За определённой гранью (уровень земного человечества) ангелическое вúдение и повиновение Богу сменяется неведением и необходимостью поиска высшего себя. Это и есть условие любви. Ибо любовь всегда выбор. Выбирать же можно исключительно при внешнем равенстве шансов. Разнородность соревнующихся притяжений делает выбор принципиальным.

Подлинная любовь — это ясность и глубина вúдения. Из глубины (de profundis) юдоли мира ясно читаются “контуры” Божества, подобно тому как из глубокого колодца и днём видны звёзды. Здесь уже несориентированность взгляда катастрофична, а наперекорность и просто трагична, поскольку приводит к богооставленности. На то человеку и дан компас духа, чтобы не потеряться в океане сомнений.

Любовь — чёткий ориентир. Она — дрожжи становления, закваска цепи преображений. Дерзновение стать вровень с Творцом существует лишь в пограничье человека, полосе соприкосновения микро- и макромира. Недаром человек есть мера всех вещей, мера Мира.

20. Мир — и человек в нём — творятся поэтапно.

Статическое единство в Отце сменяется единством динамическим в Его Триипостасной Развёртке. Далее, с рождением двух Первосыновей, Люцифера и Метатрона, Мир оформляется дуально: единство разделено, образована полярность, двусмежность, пол. Взаимодействие Их основополагает во Вселенной состязательность, соревнование и, одновременно, сотрудничество, дополнительность, взаимную любовь.

Человек как модель Мира являет это в единичности головы, но парности рук.

Отношения между собой полюсов, их тяготение-отталкивание порождает всё многообразие сотворённого. Великодушно предусматривается не только любовь к Создателю, но и любовь друг к другу, поиск своих половин, поиск своих.

В юности человеку нравятся похожие на него самого; в зрелости — похожие на Бога.

Христоподобие мужчин есть высшая красота, как и софиеподобие женщин.

21. Сотворив двух своих помощников-детищ, Творец создаёт для них мир дуального, лоскутно перемешав Тьму и Свет, то есть образовав своего рода шахматную доску (насик). За неё Он и усаживает Первосыновей разыгрывать великую партию Мировой истории. Труднейшее, игра чёрными, достаётся старшему, Люциферу; приятнейшее, игра белыми, — младшему, Метатрону.

Старший поддерживает метр космического закона, порядка, кармы — экзаменует. Младший блюдёт ритм духовной свободы, любви — воспитывает и учит.

Чтобы тварь, ещё не ставшая сыном, имела страх божий, Люцифер прячет свои архангелические кудри за рогатой маской-харей. Младшему оставлено блистать очевидностью.

Старший строг и безоружен. Младший прекрасен, но вооружён. Его огненный меч насыщает атмосферу драматизмом борений. А поле битвы — сердца людей.

22. Небесная иерархия до ангелов включительно, сотворённая убывающей эманативностью Люцифера и Метатрона, образует их армии, подыгрывающе-сопереживающие Иерархам. В этом поле господствует повиновение Высшей Воле. Ни противостоять красоте Божией, ни “отпасть” от Бога нельзя: противостоять — невозможно, отпасть — некуда. Миф об “отпадении” и “падении” придуман как легенда для объяснения рогатой хари. — Действует!

23. Сначала был образован человек как вид животного (Homo, но не Sapiens); затем прошли стадии Faber, Erectus, наконец заготовка стала ожидать окончательного вмешательства Творца.

Лучевой обработкой, приведшей к капитальной цефализации, из полуфабриката на островных субконтинентах был выведен культурный “сорт” (атлант), воспитан в принципах космической этики и приобщён универсальному знанию. На Земле появился оазис мудрости, заповедник культурных героев и учителей.

Следующей процедурой культурный “сорт” был расчеренкован на отдельных миссионеров-совершенномудрых и привит к дичкам континентального аборигенства. После этого авангард человечества отчасти растворился в аборигенстве, облагородив его убогую генетику, а в основном ушёл в “подпольное” (реально: подземное и подводное ) существование, дабы не лишать младших братьев инициативы, но — согласно замыслу и предначертанию Творца — трансфизически стоять рядом, наблюдать и курировать.

На всех континентах сохраняется память о старших братьях, принесших в животное существование туземцев свет нравственных законов и технологий, познания окружающего мира и человека.

Исторических катастроф, в бездны коих много раз, балансируя на краю, заглядывало человечество, удалось избежать только благим вмешательством старших братьев, представителей четырёх островных первоцивилизаций: Атлантиды, Гипербореи, Лемурии и Пацифиды.

«Острова блаженных», время «Золотого века» — это всё о них, как и библейские Рай и Эдем.

24. Закон: Эволюция на Земле осуществляется жертвой сильных слабым.

25. Этот принцип был недоступен животному эгоцентрическому сознанию аборигена; появился миф об “изгнании из Рая”, местный вариант Платоновского предания об Атлантиде.

Действительно, “кто же откажется от таких благ добровольно?!”

Лилит любви уступает место Еве размножения; звёздный мальчик Адам-Кадмон человечества штучного превращается в “трудящегося в поте лица своего” глинобитного Адика человечества роящегося.

26. Закон: У Человека Разумного иная стратегия на Земле, чем размножение.

27. На нашей планете организована Школа совершенствования: медленно, эволюционно для человечества массового; в течение одной жизни, революционно для человечества штучного, избранных Христа.

Закон алхимии гласит: чтобы получить золото, надо иметь немного золота. Чтобы из гоминидов получить человечество, надо было иметь немного Homo Sapiens 'ов, мутировавших из человекообразных за счёт космической обработки. Так получились атланты, ставшие культурными героями всех регионов Земли, позднее обожествлённые.

Мифологемы Адам Кадмон и Лилит — воспоминания о совершенстве первопредков. Иной, разумный, рисунок поведения, иное, упорядоченное, бытие — это и есть Золотой Век, время Атлантиды, Лемурии, Гипербореи и Пацифиды.

28. Несовершенный человек не может пребывать в совершенном бытии, как и островки совершенства (Острова блаженных) не должны вечно благоденствовать среди океана дикости.

Новый, тяготеющий к РАзуму период в жизни человечества начался, когда в человекообразное был вдунут дух ( искра божья ) и зверь превратился в человека.

Продуктом деятельности искры божьей в человеке появляется совестьсовместная весть, своего рода коллективный ангел, сиречь результат сложения лучших качеств отдельных личностей.

Совесть трансперсональна и унифицирована, то есть существует как бы одна на всех. Восклицание “У тебя совесть есть?!” исключает дебатирование самого понятия.

Предельные концепты: Бог — в теологии и совесть — в антропологии, как зенитные , не подлежат инверсии индивидуального восприятия.

Совесть превращает человека из эгоистического зверя в способное на трансценденцию существо высшего, чем остальной животный мир, порядка.

Мистика и энергетика солнечной частицы СО (лат. con) начинает СОбирать, С(О)клеивать человечество по мере его СОзревания. Люди СОединяются в СОюзы, СОобщества, СОборы, и духовный общий знаменатель начинает всё более тщательно СОотноситься с божественным этосом.

29. Цивилизация — и цефализация — движется от побережья в глубь континентов. Оттого-то у Лукоморья даже кот уже учёный, тогда как в глубинке и человекообразные ещё полные дикари.

Одно из прочтений слова абориген — «человек, живущий далеко от берега».

30. Окультуривание, иначе алхимическое улучшение, — неизбежная эволюционная перспектива всех людей на Земле, хотя трудно представить пигмеев во фраках и галстуках. Вероятно, какая-то часть антропосферы является принадлежностью ландшафта и фюзиса (так называемые «дети природы»), мягко списывая границы цивилизационных очагов с заповедной terra incognita .

Скорее всего, на Земле запрограммировано существуют: старший брат, младший брат и обрат. Какое-то количество вещества человечество возвращает в природный резервуар в качестве неиспользованного материала.

Количественное уменьшение разнообразия биологических видов на Земле происходит повышением качества остающихся.

31. Как зарастает родничок на темени человека (дыра Брамы), так постепенно закрывается для посюсторонника мир развеществлённых сущностей; классную комнату человеческой жизни он превращает в “гнёздышко” дурной бесконечности родового пребывания: я здесь живу! я от мира сего! я тутошний! И общается с миром духов лишь через охранника-смерть.

32. Между тем аватары всё месят и месят тесто аборигенства. Искра любви к Богу высекается лишь на пограничье меж зверем и ангелом. Опыт любви неуничтожим, меняется (с повышением прицела) только объект, пока ствол не черпнёт вертикалью зенита.

Как только мушка совести и мишень Бога совпадут («мишень» в этом случае, конечно, Архангел Михаил), вертикализацию человеческого духа можно считать завершённой, а от выплеска энергии в зенит следует ожидать скорого возвращения.

Даже кратчайший путь любви к ближнему, соседу, проходит через галактический центр Всевышнего; сближение в обход, по хорде, кончается битьём друг друга по морде.

Известное дело: без Бога не раздéлите.

Поэтому вездесущесть Бога — это не принцип сексота, но принцип хлеба насущного.

33. Что у животных инстинкт, то у человека должно быть мысль. Символизм мышления резко отличает Homo Sapiens'а от других высших млекопитающих. И это не праздная игра умозрения. Представители штучного человечества, то есть люди, несущие индивидуальную ответственность за свои действия, пользуются умозрением, как скульптор руками, для создания мыслеформ, проще — для творчества в сфере тонкоматериального. Деятельность человеческой мысли в надземном настолько же конкретна и конструктивна, насколько деятельность органов жизнеобеспечения в земном. Значит, человек, как и Бог, способен творить помышлением, хотя этот вид творчества не является доминантным для времени его пребывания на Земле.

Уникальное соединение обоих видов творчества явила египетская цивилизация, совершеннейшая из континентальных.

34. Структура Небесной Иерархии прикровенна ровно настолько, насколько высок уровень человеческого понимания. Речь идёт об исчезновении принципа штучности в горних сферах. Достаточно представить матрёшку как действующую модель компактизации живых — пусть и тонкоматериальных — сущностей, чтобы у земного предметника поехала крыша. Между тем у ангела нет “внутренней жизни”, как и внутренностей вообще. Ибо близ Бога не внутреннее, а внешнее первосортно. Не говоря о том, что все персоны Надмирного являются “сообщающимися сосудами”.

Однако, формируя структуру земного, Высшие Силы отчасти демаскируют горнюю архитектонику и тем самым оптимизируют принципы проживания людей и повышают их статусность в соответствии с общим ходом эволюции Человека Разумного. Чтобы ввести высокие образцы в генетическую память, они были явлены уже в социальном и экономическом устройстве Первоцивилизаций. Собственно, там процветала власть лучших, то есть аристо-кратия (никакого отношения к пародии последних столетий это понятие не имеет). В этом случае точнее говорить о монархически центрированной демократии лучших.

В Древних цивилизациях были пользователи, но не было собственников, были эксплуататоры предметов, но не было эксплуататоров людей. Все были на окладе, размер которого равнялся количеству дарований и исполняемых должностей. У Имхотепа их было сорок.

35. Способности каждого выявлялись, учитывались и использовались в нуждах общества, в результате чего государство процветало. В архаические времена реально говорить не о государстве как таковом, не о царстве и не об империи (любимое слово “египтянина” Экзюпери), а об островах блаженных, даже если имеются в виду территории, затерянные в глубинах континентов.

Коль скоро блаженство есть отсвет Надземного, рисунок Небесной Иерархии становится внятен для считывания по зеркальному его отражению. Избранные в узком кругу — самодостаточный и непротиворечивый феномен, жаль варвары портят картину.

Земля — мастерская; дикий камень аборигенства — вполне подходящий материал для приложения творческих способностей атлантов. В связи с этим блаженство на континентах сменяется рабочим пóтом вдохновения культурных героев, а с течением времени и кровью первых страстотерпцев.

36. Неземное совершенство Золотого Века (с Храмом Прозрачных Стен в Атлантиде) уступает место борению созидательной энергии архитекторов-атлантов с неторопливостью строителей, окультуренных аборигенов, под бесконечный гвалт понуканий надсмотрщиков. Даже Гизский ансамбль создавался с преодолением инерции плоти скоростью звука, и не всегда это было пение арф.

В середине II тысячелетия до н. э. начинается сепарация уже среди местной элиты; на дно “старательского лотка” Правящей Иерархии выпадает золотой песок лучших, дважды рождённых, зрелых; ещё недавно родная среда кажется им теперь чуждой и даже альтернативной. Стагнация встречает энтузиазм в штыки, и на Земле ему не оказывается места. Революционеры духа скрываются в подземные убежища-лабиринты, появляются тайные общества, атмосфера “как бы двойного бытия”, континентальный вариант двойного стандарта, двойничество.

Эзотерика рождается в криптах, её письменный язык становится криптографией, а наземное пребывание — инкогнитивностью и камуфляжем. В атлантах перестают нуждаться; их способности, обнаруженные публично, становятся вызовом всем остальным.

37. В параллель духовной культуре выдвигается активно нарождающийся эрзац поп-культуры с масс-медиа слухов. Достоверность сакральной науки вытесняется science fiction'ом домыслов, вымыслов и анекдотов.

Поначалу великое знание жрецы только оберегают от расхищения варварами. Со временем к этому примешивается забота об окультуривании завоевателей, чтобы те, похитив, не употребили краденое знание себе же во зло. Иерофанты ужесточают посвятительные обряды, давая понять, что общение с мудростью требует мужества. Чертежи и описания многих техногенных изобретений прошлого уничтожаются: утрачиваются ракетные двигатели, воздухоплавание, электричество; разорванные производственные цепочки возвращают фабрикацию в первобытное состояние.

Аборигенская псевда заступает на смену утраченным высоким образцам; вместо наук приходят гадания, технологии вытесняет шаманизм. Оцениваются “цвет на зуб, вонь на глаз”, истинность догмы на количество приверженцев. Сакральным провозглашается не хранилище знаний, а заалтарная пустота. Появляются “полые люди”, рясофоры, лжепророки. Невежество, темнота объявляется единственной питательной средой для успешного функционирования культов.

Поклонение замещает собой понимание.

Жрецы из аборигенов   становятся торгующими во храме.

Доминирующий культ превращается в рычаг управления подданными. Альтернативные религии изгоняются или уничтожаются.

Канон ставшего государственной религией культа (причём пропагандистами “доказывается”, что местному этносу присуща именно данная форма верования) подстраивается под вкус и нужды правителей, а первосвященник делается подпевалой самодержавной воли. Жреческая групповая мудрость (за отсутствием таковой) уже не противопоставляется стайной подлости стоящих у трона и являющихся пародийным аналогом Метатрона.

Власть узурпируется; самозванцы на тронах стимулируют развитие тайных служб и мантики с целью обезопасить прогнозом своё незаконное правление.

Политика во всех сферах бытия становится делом грязным (в полном соответствии с мыслями), власть над умами захватывают политиканы и демагоги; возникает “принцип” Великого инквизитора, противоположный принципу аватара.

Так вместе с Мессией-Христом в мир приходит антихрист.

38. Всё это — о “полупроводниках” Божьей воли и “микросхемах” туземной мелкотравчатости.

Земля же в целом живёт по законам духовной глобалистики, положенным в основном на визуальных ориентирах, и мудрость мудрых всю человеческую историю заключалась в способности считывать эту информацию. Слово «звездочёт» — об этом.

Ход мировой истории сверен с “часами” зодиакальных созвездий, которые проходит, как стрелка, точка весеннего равноденствия вместе с прецессией мировой оси.

Эпоха длится 2160 лет; Большой миротворный круг — 25920.

Ныне заканчивается эпоха Рыб, начало которой было отмечено приходом в мир Планетарного Логоса — об этом возвестили халдейские мудрецы-волхвы, известные по сюжетике Рождества. К тому времени уже отыграла эпоха Овен, венчающая эволюционный круг развития. Эпоха Рыб — своего рода пауза в плавном модификационном движении жизни человечества по волнам времени. Христос представляет гностический символизм предыдущей эпохи, и посему Он — Агнец Божий.

Он ещё и Рыба — как символический камертон наступившей эпохи и её державный Законодатель. Эпоха Рыб — эпоха отбора, катарсиса, разделения. Человечество экзаменуется на наличие совершенных космических характеристик; зёрна отделяются от плевел, свиньи — от бисера, сухие смоковницы — от плодоносящих. Именно соответствующее поведение (особенно речевое) дало возможность окружающим сориентироваться по отношению к фигуре Галилейского проповедника и опознать Его как Мессию.

39. Эпохи следуют так:

Водолей: обработка Рыбы Сета расплавленной магмой, огненной плазмой.

Козерог: из Рыбы выпрастывается животное.

Стрелец: из животного вытягивается человек; получившийся кентавр стреляет в звериное начало, символизируемое соседним созвездием Скорпион.

Скорпион: время окончательного перемалывания животных инстинктов и преодоления хищника в человеке (“сладострастного насекомого” по Достоевскому), то есть суммы несовершенств биологического: людоедства, принесения человеческих жертв и т. д.

Весы: эпоха равновесного балансирования в человеке звериного и ангелического начал; человек начинает задумываться.

Дева: патриархат сменяется матриархатом; окультуриваются растения, появляется земледелие; женщина выводит человека из хтонического, подземного состояния в наземный, солнечный мир.

Лев: сильный самец-хищник управляется женской окультуривающей волей; рождается письменность.

Рак (вернее, Краб): лунное созвездие, эпоха мудрости, смены звериного воя на луну её поэтическим созерцанием; пик матриархата.

Близнецы: рождённого Ею Божественного Сына Мать Мира — одновременно и Его сестра — выводит в духовное пространство Земли.

Телец: пора возмужания Сына, Его молодеческого космического богатырства; в ухвате рогов Телец несёт солнце; расцвет древних цивилизаций континентов с культом быка (Сер)Аписа.

Овен: эпоха аватаров, приходящих в мир и жертвующих собой для подпитки эволюции божественной энергией, активного воспитания окультуренного аборигенства.

Рыбы: время экзаменации и отделения готовых от неготовых — Рыбы Гора от Рыбы Сета; схождение на Землю Планетарного Логоса, приносящего в мир орудие отделения — меч ; прерывность в плавном ходе Миротворного круга.

40. Один виток обработки землян соответствует полному циклу сепарации, которая касается собственно истории континентального дикаря. Очередной виток захватит в работу окультуривания новые материальные ресурсы Земли.

Прямой контакт атлантов с континентальным дикарём начинается в эпоху Весов, продолжается в эпоху Девы и кульминирует в эпоху Льва.

В эпоху Льва, начавшуюся около 10800 года до н. э., происходит расселение атлантов по континентам в преддверии космической катастрофы метрополии. Это нашло отражение в идеограмме соответствующего изображения с Дендерского зодиака: Лев находится в змееобразной ладье; на его хвосте стоит богиня (Изида предания), держась за корень хвоста и одновременно управляя всей системой Лев-ладья.

Здесь покоится исток символики 11-го аркана Тарота Сила: дева, закрывающая двумя пальчиками пасть рычащего на неё льва; отсюда же и дискредитация грубой физической силы и мужской фанаберии вообще, ибо от девы Льва происходит понятие девальвация (в эзотерическом смысле слова). Это и случилось с сибаритской самозамкнутостью Атлантиды, с одной стороны, и звериным оскалом варварской орды — с другой.

Недаром именно по женской линии осуществлялось престолонаследие в Египте. Ранний уход с земного плана родоначальников-мужчин делал пожилых женщин старейшинами в семье, племени и государстве. Они были воспитательницами и наставницами богов (Изида), главами государств (Хатшепсут), папами (Иоанна), полководцами (Жанна д'Арк), великими философами (Ипатия) и пророчицами-сивиллами. Даже в паре религиозных реформаторов Нефертити-Эхнатон жене принадлежала ведущая роль.

Значит, перенос культуры на континенты осуществлялся не только учительско-менторски, но и нежным женским участием.

Нежность — это шёлковые сети Сета, высший ловецкий класс. Речи нага в Эдеме, кончившиеся наготой, зато принятые с радостью как награда.

41. Мельчайшим членением в Макромире является планетарная система со звездой (или ансамблем из 2-3 звёзд) в центре. В этом случае полномочным посланником Триипостасного Божества в целом и Бога-Сына в частности становится Солярный Логос данной системы, согревающий теплом одну из планет весь период инкубации Человека Разумного в среде её обитателей.

С момента выведения в гнезде жизни искомого и ожидаемого Солярный Логос нисходит в надпланетное пространство в качестве Пастыря Доброго с целью непосредственно месить тесто духовного естества подопечного, пасти, назидать и учить его. Так происходит шесть дней в неделю; в седьмой день Планетарный (по будням) Логос возвращается в своё солярное состояние, меняет одежду на праздничную и восседает на троне Управителя системой (идеограмма: Спас в силах). Такова мифологема, отработанная в эпоху Рыб, и она вполне адекватна гностической пропорциональности целого.

42. Местоположение Солнечной системы в нашей галактике Млечный путь таково, что ни амбициозная патетика “близости к центру”, ни унылый пессимизм маргинальности и “заброшенности” нам не грозят. Подобная топология, скорее всего, не только не случайна, но и представляет собой уникальные условия для реализации такого тончайшего феномена, как жизнь на основе биоструктур.

Вполне вероятно, что многие из галактик обладают такими возможностями.

Тем не менее жизнь может быть организована не только на основе белковых соединений; в этом случае Универсум предстаёт в многоцветье потенций и реализаций. И лишь редкость оазисов света в чёрной бездне мирового пространства с почти неисследимой точечностью обитаемых планет заставляет ужасаться грандиозности целого.

Однако человеческая мысль способна объять и такое абсолютно необъятное Нечто. Вот когда богоподобие человека предстаёт в своём подлинном величии.

Воистину, человек является единственным неоспоримым доказательством бытия Божия.

43. Мы сль принципиально содержит в себе множественное число (в русской, самой эзотерической языковой структуре). Мысль — явление планетарное, она всегда суммарна и трансперсональна, она и впрямь чудо Божьего присутствия в “водянистом мешке с костями”, каким, биологически, выглядит человек. Лев — “царь зверей”! — не знает о наличии созвездия Льва, а человек знает. Между казалось бы близкими существами из единого отряда млекопитающих и теплокровных — пропасть.

Мысль значит: мы — сила ; мы, человечество, вместе с Богом.

Так при чём здесь Брэм?

44. Не менее прекрасно и человеческое чувство, способное вместить такую невероятную эмоцию, как любовь к Богу. А воображение, положенное на совместной деятельности мысли и чувства?!.

Такое впечатление, что Бог сам стимулирует работу по созданию всё новых и новых возвышенных представлений о Нём. Благообразный старец с белой бородой — предельная реконструкция Высшего Существа от человека, взятого в наиболее очищенном от сиюминутности варианте, претендующем на инвариантную значительность.

Творение образов — это тоже богоподобное в человеке. Образ ом в представлении Бога образ ована Вселенная, по образ у и подобию Божьему вылеплен человек; разоб ранный на составные части, он становится красками на творческой палитре Бога.

Чудо преображения — это то, на что обречён Человек Разумный; таков путь из зверя в ангела, путь «из варяг в греки».

45. Мир потустороннего — отнюдь не панорама статического столбняка райского блаженного оцепенения, но снующая команда “рабочих сцены”, обеспечивающая механизм небесной динамики:

серафимы — преображатели, им вменено в обязанность обеспечивать процедуру трансформации личности;

керубы (херувимы), блюдущие гармонию мира;

божественные двойники Ка, в чью задачу входит попечение о личности штучников до и после смерти и “работа на плантации” родов и генераций человека толпы;

даймоны — транспортировщики душ, ответственные за реинкарнацию;

(ангелы-) хранители, являющиеся поручителями при договорах (обетах) подопечных с Высшими Силами и гарантами личного бессмертия;

гении, отвечающие за творческое вдохновение, раздачу харизм;

ангелы — только вестники-почтальоны;

ангелодемоны смерти — “повивальные бабки” перехода по ту сторону бытия;

мойры, прядущие нити индивидуальных судеб;

мусы (музы), обеспечивающие многоцветие сада искусств и чистоту стиля в каждом;

оды — путепроводчики и “путевые обходчики” Дао.

Ещё ниже, ближе к телу планеты, располагаются медиальные сущности:

эгрегоры — мужественные агрессивно-воинственные духи народов, они же — водители племени, региональные боги;

местночтимые обожествлённые святые, герои, вожди, мудрецы;

женственные души народов, их лирическо-поэтическое естество, творящее начало, парная структура к эгрегорам.

Совсем близ Земли находится мир духов нижнего плана:

величественные духи стихий (стихиали), души гор, пустынь, лесов, больших и малых акваторий, возвышенностей вообще;

озорные и приставучие духи низин, болот, пропастей, бездн, чащоб, буераков: черти (кикиморы), водяные, лешие, гномы, русалки, дриады, берегини и прочие слуги и подданные их величеств Гравитации и Магнетизма.

46. Души умерших располагаются по ту сторону бытия во всех этих ярусах соответственно накопленной на Земле силе вознесения. Высшие души возносятся сами, чистых и искренних доставляют в горнее ангелы-хранители, “тяжёлый человек” зависает междометьем на весь период единоборства за него хранителя и духов гравитации, и, наконец, порвавшие со своим божественным двойником вливаются в армию духов низин рекрутами-новобранцами. Это “шкодничающие духи” (полтергейсты), привидения, упыри, вурдалаки и подобная “нечисть” (нежить). Они постепенно аннигилируют, рассредоточивая свою субстанцию. Однако активно участвуют в посвятительных процедурах мира сего в алхимической стадии нигредо; отсюда угольная чернота чёрта, название кочегар и орудие — кочерга — обычная их атрибутика.

Они — санитары Неба, его “угольный фильтр”, чистящий (от недостойных) ёршик и самоотверженный адсорбент. Напитанные мутью бытия, они спокойно претерпевают аннигиляцию: “Мавр сделал своё дело, мавр может удалиться”.

Будучи “промокашками”, они наоборотно запечатлевают рисунок каждого события, и порой отпечаток оказывается более правильным, чем оригинал.

47. Планетарный Логос — Царь Мира.

Сатанаил — Князь мира сего. При этом потусторонние функции его почему-то профанами ограничиваются.

Между тем князь (конязь) — это всегда всадническая характеристика архангела Михаила; рыцарь-воин с абсолютными полномочиями добровольно (по любви) подчиняет себя своему царственному Брату, являя их божественную амбивалентность.

Постепенно выясняется, что никакой отдельности в Их взаимоположении нет, что это двуединая система, созданная по принципу сообщающихся сосудов: Люцифер-Светоносец и Метатрон-Свет. Как магнит — концы разные по заряду, а предмет один.

Изображения египетской идеограммы анх (ключ жизни), которым уже более 6 тысяч лет, манифестируют тот же принцип двуединства: единый жгут, согнутый петлёй, фиксирован перевязью при помощи божественного узла (nœd divine).

В мировом гнозисе эта система реализована схемой сефиротного древа Кабалы и известна человечеству испоконно.

Крайние столбы Кабалистического древа соответствуют двум Ведомствам Булгакова: Милосердия и Строгости-Справедливости, Учёбы и Экзаменации, Благодати и Кармического спроса.

В эпоху Третьего Завета это известное лишь посвящённым двуединство, парность, энгармонизм становится объектом массового вéдения, входит в широкий духовный оборот. Скидка на «ибо не ведают, что творят» скукожилась как шагреневая кожа; манёвра для разнузданности и хамства почти не осталось, зато лестница в Небеса начала принимать многих. Теперь уже Человек Прямоходящий стало означать: движущийся в горнее по прямой.

48. Итак, учащийся Земной Школы попадает в обработку системой, по образцу которой созданы клещи, щипцы и ножницы. Сама система двух Ведомств актуализируется в Надземном только после создания на Земле Homo Sapiens'а. Явление одного из Глав означает незримое присутствие и второго. Об этом — «Мастер и Маргарита».

После схождения на Землю самогó Планетарного Логоса и Сатанаил становится снисходителен к людям именно за счёт бóльшего количества успевающих в Земной Школе. Битву 14-го нисана выиграли тайные апостолы Христа; они не дали дикарям совершить привычный для всей предыдущей эпохи акт растерзания божества. Эта победа и есть водораздел всей человеческой истории.

Важно, что выиграли тайные.

А ведь за полторы тысячи лет до того аватар Эхнатон подобное сражение проиграл. — Время не пришло. Его адепт Моисей, (Ра) Мосе, сменил поле боя, дойдя до места, где новая битва была-таки выиграна.

Правда, для этого понадобилось явление Самогó.

Оно и было отмечено на небе знаком Вифлеемской звезды.

49. Монотеизм не только труден, но и духовно аристократичен. Профанное же сознание, переполненное животным эгоизмом, категорически не способно на универсализм. Множественное число скаредно даже в Небесах: «(И сказали элохим'ы:) вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно» (Быт 3, 22).

Культовое аборигенское противопоставление своего местночтимого божества чужим, которые, конечно, ниже рангом, да и вообще ложные бози, привело к неприятию, подавлению и уничтожению иноверцев. И если ранее эта возня была хоть как-то мыслима, то после прихода на Землю Планетарного Логоса стало очевидно, что все великие учителя и провозвестники суть Его эманативые развёртки, Его детонат-воплощения. И все аватары — от Царства Его.

Круговая порука создателей тайных обществ подняла на смех границы и пограничников, а пускание крови мировых и региональных конфликтов сделалось из межэтнических разборок всего лишь всеземной оздоровительной процедурой.

На арене человеческой истории борются атлант с аборигеном, а поле битвы — сердца людей.

Сколько раз ещё повернётся Большой миротворный круг, прежде чем вынесен будет окончательный вердикт, что в чане остался один обрат, на грядках — одни пустоцветы?..

50. Человечество неоднородно. Аборигены мало чем отличаются от животных; только космические, глобальные или региональные катастрофы (столкновения Земли с небесными телами, потопы, землетрясения, моры и извержения вулканов) вынуждают их допускать мысль, вернее, создавать образ кого-то, положенного выше них самих. Не имея возможности парировать угрозы Небес или пренебрегать результатами их осуществления, дикари в конце концов смоделировали неких существ, абсолютно подобных себе как внешне, так и внутренне, но с гиперболизацией габаритов.

Однако Бог как увеличенный в параметрах человек — картинка ложная; за Всевышнего принимается джин восточных сказок, существо почти ручное и к космическому размаху никакого отношения не имеющее. Ибо человек богоподобен только в его надживотной, метабиологической части. Джин же есть доведённое до гигантских размеров всё низменное, звериное в человеке.

Доминировать с этими качествами можно, снискать любовь — нет. Главное в Божестве — концентрировать на Себе чувства благодарного человечества. Божество обязано быть фокусом, зенитом и точкой схода миру сему.

Постепенно человек штучный дошёл до такого совершенства, что стал заботиться о своём Создателе: угадывать и исполнять желания, не испытывать терпения и не нарушать лишний раз покой.

Задал этот уровень Иисус из Назарета своим великим: «Отче, да мимоидет мене чаша сия. Впрочем, не как я хочу, но как Ты ».

А один из самых христоподобных, Ангел Силезиус, плача и убиваясь перед смертью, причитал: «Господи, кто же будет тáк любить Тебя, когда я умру?!»

51. Рубеж между животным и ангелом для человечества был пройден две тысячи лет назад. На смену прошедшему пришла не просто очередная эпоха, но наша эра с неслыханным ранее историческим оптимизмом; парализовавшая дотоле персональную и социальную инициативу мысль о конечной гибели личности, цивилизации на Земле и миров во Вселенной сменяется точным знанием об отсутствии в Небесах альтернативы Богу и враждебного начала человеку вообще.

Это было связано с прояснением фигуры Сатанаила и его функции во Вселенском Мистериале. В этом смысле Новый Завет стал прямым продолжением библейской Книги Иова, “новым изданием” её фундаментальных принципов. Да, пояснил Христос, Люцифер и Метатрон оппонируют друг другу за шахматной доской Мира, а Их команды, разделившись на два конкурирующих клана, сопереживают каждая своему гроссмейстеру, создавая у наблюдателя № 2 ложное впечатление антагонизма и непримиримости.

Более того, следует прямо сказать, что в конце концов побеждают чёрные — кáк можно было бы иначе вновь свернуть Вселенную в точку, гася и разрушая миры?

Да, побеждает Люцифер, но выигрывают оба. Ибо срабатывает принцип нанайских мальчиков, изнемогших в своём “единоборстве”.

И если Планетарный Логос и Сатанаил возглавляют Ведомства (Колонны) Милосердия и Строгости, то их аналогии: Метатрон (6-ая сефира Тиферет) и Люцифер (9-ая сефира Иезод) располагаются на одной и той же средней Колонне Равновесия, несущем Столбе Отца, чью волю оба исполняют.

52. Уходя из публичного проповедничества среди оглашенных в потаённое бытие меж адептов, друзей и активных сторонников, Христос воспроизводит магическим актом выдыхания мифологему «духа Господня» — Руах Элохима, существующего внутри триипостасной полноты как Божественная Мать, или Дух Святой; Он-то и творит мир, носясь над водами.

Соблюдая пропорцию и масштаб, Христос учреждает тем самым особый духовный климат, персонифицируя его словом Утéшитель (Параклет), ибо предвидит волну отчаяния среди последователей, нерадивость которых помешала им вовремя отреагировать на чудо Его явления на Земле.

В силу этого первая функция Параклета — быть лекарством от безутешности в первые десятилетия существования без Руководителя общины гностиков-«христиан», особенно в атмосфере разъедающей деятельности активного подрывника Савла из Тарса (самозванца Павла).

Однако Параклет, оставленный Христом вместо Себя, не просто Утешитель и как таковой уютен, тих и сердечен, Он ещё и крылат. Крылья же взыскуют высоты. Высота всегда достигается, а не даётся. — Стяжание Духа есть тропа достижений.

Сыновство Богу есть породнение с синью небес. «Этот синий-синий цвет Полюбил я с давних лет. С детства он мне означал Синеву иных начал…»

Льняная Русь ещё и синеока

53. Древние полагали, что ум человека в сердце его. Коли так, то расширение от вмещаемого духовного знания рождает в человеке большое сердце, или великодушие (махаатмичность).

Выдавливать из себя по капле раба и не заполнять каверны золотом истины — значит сделаться полым, полоумным, пустосердым.

Атлант — детище духа материи высшей, абориген — детище плоти материи низшей.

Зло в мире — это инерция материи, противопоставленная энергии духа, статика — динамике, косность — жизни.

Духовная алхимия преобразования аборигена, в генокод которого добавлено немного золота атлантства, и составляет главное зрелище для Высших Сил на Земле. Небесная Иерархия и сама не знает, что будет далее в каждый момент, ибо ставится эксперимент, а не прогоняются готовые схемы.

Эпоха аватаров Овен, которая, завершаясь, процвела почти одновременным приходом на Землю Будды и Махавира, Лао Цзы и Конфуция, Пифагора и Зороастра, не привела к тотальному улучшению рода человеческого, а региональные очаги разума вскоре после их ухода деградировали в островки культового сепаратизма и взаимной ненависти. Новый всплеск одичания превратил двуногих в зверей; по этой причине Христос с креста молил Отца: «Прости им, ибо не ведают, что творят». Значит, толпа состояла сплошь из животных, животные же не знают греха: животные не злобны, они — безумны. Более страшного приговора толпе, притязающей на звание человеков, дотоле не было произнесено.

54. Самым сложным для людей оказался принцип коллективного жития: стадо сплочено только перед лицом общего врага. Если наступает мир и враг исчезает, стадо разваливается в междоусобии. Потеря животной агрессивности обезоруживает пред лютостью варвара, между тем как она же подключает к защите Высшие Силы.

Гарантом бессмертия всего духовно ставшего является сам Бог; божественные двойники Ка — лишь “поплавки” в Надземном.

Сокровища собираются и берегутся — «Не мечите бисер перед свиньями». И позже — «Рукописи не горят».

Следовательно, речь идёт о самостоянии человека, о вертикальной ориентации его, для чего на Земле существует путь ученичества и институт гуру, имеющий космическое происхождение.

Собственно, ничего, кроме обучения и экзаменации людей, на нашей планете не происходит. Совершенствование формы, стиля мышления помогает человеку всё глубже понимать замысел Творца, а значит, всё более и более Его любить.

Ибо понимание есть высшая доброта, а высшая доброта и есть любовь.

И дело не в силе эмоций, а в глубине проникновения.

Понимание — единственное, чем может Мир ответить на океан любви, проистекающий из недр Творца.

Понимание своего Творца свидетельствует о зрелости Мира.

55. И тогда начинается сотворчество, соучастие человека в высочайшем креативном акте.

Сотворённый по образу и подобию Божьему, возросший и ставший в соответствии с этим подобием, человек и природу начинает совершенствовать в этом же ключе.

Для мира животных он начинает быть ангелом — вестником того, что БОГ ЕСТЬ. Проще говоря, Естьником.

И для животных это будет Евангелием.

56. В свою очередь, когда-нибудь животные, ну хоть бы чайка Джонатан Ливингстон, пронесут эстафету далее, в мир растений, а красавица роза Маленького Принца объявит великую новость камням и горе. И камень оживёт, подтвердив фамилию птицы.

Тогда труд на Земле будет окончен.




Оглавление

    I. Космософия
    II. Сакральная конституция человека
    III. Индивидуальность и время
    IV. Личность и судьба
    V. Гуру и чела
    VI. Аватары и толпа
    VII. Пробуждение и пробуждённые
    VIII. Закон больших чисел
    IX. Человек и ближайшие верхние миры
    X. Человек и ближайшие нижние миры
    XI. Восхождение
    XII. Жизнь как искусство

< Главная страница